СКР разыскивает пострадавших от коллекторов ульяновцев

СКР разыскивает пострадавших от коллекторов ульяновцев

СКР разыскивает пострадавших от коллекторов ульяновцев

Следственное управление Следственного комитета РФ по Ульяновской области расследует уголовного дела о противоправных действиях Дмитрия Ермилова, занимавшегося возвратом долгов граждан перед кредитными организациями.

Сотрудники профильного ведомства обращаются ко всем жителям региона, пострадавшим от действий этого гражданина или иных физических и юридических лиц, осуществляющих аналогичную деятельность, с просьбой сообщить в территориальные следственные подразделения о фактах поступления угроз, применения насилия, повреждения или уничтожения имущества в связи с неисполнением долговых обязательств перед кредитными организациями.

Узнать адреса и телефоны следственных подразделений можно в на сайте Следственного управления Ульяновской области, а также по телефонам приемной руководителя СУ.

Фото: РЕН.ТВ



Похожие записи:

Куда ульяновцам пожаловаться на коллекторов?
Куда ульяновцам пожаловаться на коллекторов?
В разделе: Общество
"Горячая линия" Роспотребнадзора: 8-800-707-68-58. Специалисты проведут проверку и инициируют судебное производство, представляя интересы должника. Также при поступлении угроз со стороны ...
Юристы помогут пострадавшим от коллекторов ульяновцам
Юристы помогут пострадавшим от коллекторов ульяновцам
В разделе: Общество
С инициативой создания Центра правовой помощи гражданам при незаконных взысканиях задолженности выступил губернатор Ульяновской области Сергей Морозов. В сложной ситуации юристы окажут устную и пис...
Рейтинг: 0 Голосов: 0 2517 просмотров
Комментарии (2)
Игнат # 30 января 2016 в 13:59 0
вот мои предыдущие коментарии и подтвердились! Внешне матёрый и брутальный поджигатель-дима, на судебном слушанье и на допросе вёл себя как трус и слизняк! Прятал за бумажкой своё раскормленное рыло...врал и изворачивался как червь... Ну не соответствует такое мелкоссыкливое поведение его "могучей" внешности! Раз ты мужик(по крайней мере, внешне) и бубнишь за свою невиновность, так чё ж ты морду прячешь, ослина??? Ты встань и открыто скажи и докажи, глядя в глаза! Или слабо? Вот я смотрел этот сюжет, как он сидел в клетке перед судьей...как прятался...и единственное, какое сравнение мне в голову пришло - нашкодивший мальчуган, прячется и трясется от страха в ожидании наказания за его проделки. Только в данном случае, "проделка" едва не стоила нескольких жизней. Этот недоросль взрослый только внешне. А по сути то он недоразвитый, легкозомбируемый, хитрый, подлый, стокилограммовый трусливый кусок ГОВНА(ну или покультурнее, чтоб не удалили модераторы - ДЕРЬМА)! Кстати о дерьме...именно ОНО максимально близко к названию кАллектор! Сливная яма! ну а кто в ней копошится...извиняюсь...кто в ней РАБОТАЕТ, все знают! Правильно - опарыши! В интернете бродит книга "техника влияния на должника". Я её читал. Очень впечатляет! О должниках там говорится, как о насекомых! Это такая кАлловская библия. Я считаю её нужно многим прочитать. Вражину и стратегию их пакостей нужно знать! Вся кАлловкая вселенная держится на трёх китах: наглость, трусость и хитрость! И это основные качества, присущие всем кАллам. Они очень смело тявкают по телефону, очень смело ломают почтовые ящики и заливают замки клеем, очень по-мужицки грозно стращают пенсионеров и одиноких мамочек...а вот против должника-мужика предпочитают идти стаей, чтоб в ответку не перепало...нууу или ночью, без свидетелей...шкодливо крадясь вдоль забора и бздя от каждого шороха. То есть, "как против овец, так вроде молодец....а как против молодца - так сам овца!" Но самым ярким кАлловским "подвигом", который максимально точно характеризует их самих, их стиль и всю их систему и политику в целом - это .....НАГАДИТЬ НА КОВРИК У ДВЕРИ! ВО! СУПЕР! И убежать! У меня есть товарищ, он живёт в Челябинске...так вот ему кАллы ночью мало того, что нагадили на коврик...так ещё макнули листовку с требованием долга в своё же дерьмо и обернули вокруг дверной ручки! Да за такое надо орден давать! ГЕРОЙ МЧЗ!(МЧЗ - это мягким членом зачатый). Ну а несовершеннолетней дочке подсудимого, мои соболезнования, что в отцы ей попался эдакий дурень. А за ожоги маленького Романа, надо всех участников поджога(а я уверен, что на такое дело он пошел не один) посадить в его же Фольсваген Поло и закатать в асфальт как в фильме "Кадиллак Долана".
yuu # 30 января 2016 в 16:29 0
Жизнь удивительна, но еще более удивительны законы самой жизни. Чтобы их узнать не стоит обращаться к юристам, иначе придется выбирать: жизнь или кошелек. Но жизнь — это дар и она бесценна. Принципы цивилизованной жизни есть основа законов и устоев общества.
Вспоминаю советскую школу, как учитель спросила: «Почему А. Гайдар назвал свою книгу «Школа»? Ответов было несколько: школа жизни, мужества и т.д. Другими словами, ни много ни мало, школа — это святая святых, сердце общества, его центр и двигатель. Так как именно в школе закладывается отношение человека к миру, в котором он будет существовать.
Со школы меня удивляла персона учителя, его авторитет, принципиальность — отличительные черты учителя, ведь это не просто работник системы образования, получающий свою зарплату, а это еще и воспитатель, который исполняет свой долг перед обществом. А воспитание держится на принципах, которые нельзя игнорировать, иначе общество разрушится изнутри. Эта история произошла в Алматы (Алма-Ата).
В ней мне, как очевидцу, хотелось приоткрыть секрет полишинеля. Кому-то покажется ерундой, ценой меньше 30 серебряных грошей, но почему ее так упорно замалчивают?
Сценарий прост: школа перешла на самоокупаемость, привлекли к ее проблемам родителей и педагогов, кому-то это естественно не понравилось. Недовольные обратились в управление образования города с просьбой разобраться, были подключены правоохранительные органы, суды, пресса, контролирующие органы. В управлении образования предупредили тех, на кого жаловались. Они в свою очередь всеми правдами и неправдами защищались. Те, кто жаловался — оказались неугодные.
Потом вдруг открылось, что самоокупаемость школы — миф, ей помогать не надо, а все что необходимо: все расчеты — входит в обязанности управления образования.
Ситуация многим знакомая. Что же делать, как отстоять правду и свою позицию? К таким проблемам никто не готов, нет опыта. А наши отцы не сталкивались.
Мой отец всю жизнь честно проработал на заводе им. Кирова, больших связей не имел, и у меня их нет. Но в последнее время часто вижу газетные статьи, где упоминают мои фамилию, имя, отчество, иногда только фамилию. Не скажу, что я известный даже в своих кругах. Просто скромный преподаватель дополнительного образования с университетским дипломом, окончил с отличием спортивную школу со званием КМС, колледж. Десять лет отдал школе, 6 лет учил детей в доме школьников (ДШ), так теперь называют дома пионеров, наследие советской эпохи. Теперь рыночные отношения. Это значит: все, что хочешь можно продать, снова купить, а потом опять продать, но уже дороже. Продать можно даже свою совесть. Рынок и это предусмотрел. Но мы воспитывались по-другому. Итак, воспитание.
Кто еще не знаком с моим бывшим работодателем директором дома школьников №2 Алмалинского района города Алматы Диаровой Еленой Альбертовной, 1959 года рождения? Национальность по паспорту — украинка, родственники ее проживают частично кто в Израиле, кто в Ростове-на-Дону. Подруга у ней есть Сидоренко… может, слышали такую фамилию?! Ну, дело то громкое было! В кулуарах директрису прозвали «Белладонной», может за подражание певице Пугачевой, а может за редкий артистизм, не могу знать. На ежегодном мероприятии под общим названием «Ёлки», направленных для общего развития детей начальных и средних классов и входящих в обязательный репертуар деятельности дома школьников, по приказу директора проводились мини спектакли по мотивам советских мультиков, разрабатывались сценарии, по которым в новогодних костюмах педагоги ДШ развлекали детей. Каждый раз это были персонажи рисованного мультфильма про поросенка Фунтика. Мультгероя «Белладонну» играла либо методист Кувалдина, либо кто-нибудь из педагогов. Фунтика играла методист Мусаева, надевала накладной пятачок на резинке и, протянув руку, жалобно побиралась: «Подайте на домики для бездомных поросят!»
Я работал в доме школьников №2 с 2004 года. Пришел на место пожилого шахматиста, который ушел и два года уже не работал. Я ему позвонил, когда меня уже уволили, чтобы тот снова пришел и продолжал работать с детьми, на мое место. Человек любит работу несмотря ни на что. К тому же сейчас там все есть для работы и дети, и инвентарь, что я своими руками собрал, который мне не вернули, и слава, и добрый директор, обеленный в газетах с многотысячными тиражами.
У меня был небольшой кабинет на втором этаже, уютный и теплый, но в январе 2009 года мой кабинет приглянулся методистам, и меня перевели в кабинет №12 на первом этаже без моего согласия. Новый кабинет был холодный, трех батарей не хватало. Да, были некоторые сложности у некоторых педагогов с руководством, скажу больше, несогласие. В какой-то особо напряженный момент среди преподавателей пошел ропот, зачастили проверки, анонимки, начались увольнения. Пару раз приходил фининспектор ДБЭКП Малгаждаров Алмас, все педагоги писали объяснительные, потом Алмас всех их обзванивал, но все как один молчали. Когда меня тоже уволили я обнаружил кучу актов в Социальной защите, сам написал, их проверили, но акты мне показали мельком, копии я не получил на руки. Проверяла инспектор труда Жанна Керимбаева.

http://youtu.be/socV4-hH3e4

Я и Некрасова Ю., преподаватели, потерявшие работу, обратились за помощью к Мэлсу Елеусизову и к Тогусову Амирбеку Анваровичу, которые стали нашими общественными защитниками, защищали как себя, считая это своим долгом. Но юристы потом смекнули и отменили закон об общественниках. Теперь защитником может быть только адвокат.
Ко многим мы обращались за помощью. Помогали немногие, но искренние люди известные и неизвестные. Что ж это все эти люди имеют вид на дом школьников и хотят всеми силами помешать его работе?
Возникает вопрос, а кому это нужно, чтобы была возня вокруг никому не известного дома школьников, чтобы он оброс слухами и легендами в центре города годного для благоустройства.
К тому же само здание по уставу ДШ№2 принадлежит управлению образования, а значит акимату, то есть мэрии, и всецело подчиняется его воле. Это имущество акимата. Дом школьников №2 Алмалинского района называется ГККП, то есть государственное казенно-коммунальное предприятие!
25 мая я отработал в Медеуском ДШ№5, уже в этот день, а это был понедельник, начались звонки с ДШ№2 руководству Медеуского ДШ№5, чтобы я прямо с занятий отправлялся ремонтировать класс в ДШ№2, но я вышел на больничный с 26.05.09. В Медеуском ДШ я вышел в отпуск с 1 июня. На работе в ДШ№2 появился 3 июня в среду. Мне переделали расписание, взяли копию больничного, за которую еще с меня же содрали 20 тенге. Теперь мои рабочие дни в ДШ№2 были с понедельника по четверг. Отработав 4-го июня, мне убедительно посоветовали в пятницу 5-го числа заняться ремонтом класса. Ко мне подошла мама самой слабой ученицы, мы разговорились по поводу ремонта, она была рада мне помочь с расчетом, что я стану больше времени уделять ее дочери на занятиях. В пятницу с Некрасовой Ю. мы пошли в управление образования, чтобы навсегда и окончательно решить этот вопрос. Некрасова Ю. работала по моей рекомендации в ДШ№5 и согласилась отправиться вместе к руководству Диаровой, чтобы ей сверху настучали по башке за такие ремонты. Зайти я не смог, вход строго по удостоверению личности, но Некрасова Ю. прошла, ей выписали пропуск на три часа. Перед тем она созвонилась с Абитаевой Дакан Егизбаевной, звонок зафиксирован, так как сделал с сотки на городской. Некрасова Ю. хорошо знала ее, Дакан была ее куратором, за свой счет угощала в столовой, когда в управлении образования были нужны секретари и забирали людей из домов школьников. Дакан посоветовала сделать запись разговора с Диаровой, где бы ясно стоял вопрос о ремонте кабинета педагогами, чтобы можно было доказать произвол. После того, как Некрасова Ю. вышла, то еще раз перезванивала Абитаевой, но та уже не отвечала. Я подумал, что это плохой знак и решил, что самое время искать Малгаждарова Алмаса, но был вечер пятницы. Мне оставалось только созвониться с Бекжановым Маратом, работником КНБ, отцом моей ученицы по имени Зере, который дал адрес районного отдела КНБ, где два сотрудника Сабит и Даулет, предупрежденные Маратом, обещали дать мне на понедельник 8.06.09 диктофон, хотя и сказали, что такими делами не занимаются, но помогут, чем смогут. С ними я предварительно созвонился на сотовый, их номера так же зафиксированы, как и номер Дакан, распечатка телефонов сотового оператора находится в материалах уголовного дела. Дакан в свою очередь сразу после ухода Некрасовой Ю. предупредила Диарову, та в свою очередь после моей жалобы в управление образования подала на меня в суд за нанесение телесных повреждений. Сначала собрала заявления с педагогов и остального школьного персонала, что я ее избил, даже уборщиц привлекла к этому делу.

http://youtu.be/65ozEKnO2XE

Из материалов дела, свидетель Мусаева М.: «Кабанов нам сказал, что у него увеличился контингент детей, и мы ему дали большой кабинет».

Свидетель Кувалдина Е.: «У него было всего два-три человека в классе, мы ходили, проверяли. Денег мы не собирали. Ремонт делать не заставляли. Раньше в доме школьников №2 я работала вахтером, теперь я – методист. Директор меня попросила позвать Кабанова на совещание, а он схватил меня за руку и вывихнул мне палец».

Протоколы дела, истец Диарова Е.: «Кабанова не было на работе с 25.05.09 по 8.06.09»

Свидетель Мусаева М.: «8.06.09 мы спросили Кабанова, почему его не было на работе три дня, но он избил директора с криками, что она ведьма и закапывает трупы саду ДШ№2».

Свидетель Кувалдина Е.: «8.06.09 мы спросили Кабанова, почему его не было на работе три дня, но он избил директора с криками, что она ведьма и закапывает трупы, и что он потомственный поп в третьем или в пятом поколении…».

Подсудимый Кабанов: «25 мая я работал в Медеуском ДШ№5, весь день и расписание имеется, а руководство ДШ№2 вместе с Диаровой составили акты, будто меня не было на занятиях, хотя у них другая организация (ДШ№2) и в этот день я у них не работал».

Диарова: «Мы договаривались с Медеуским домиком, что 25-го он у нас…»

Судья: «Эта ваша договоренность между школами зафиксирована письменно?»

Диарова: «Нет, устно».

Ответ заместителя Генерального прокурора Ё. Меркель: «Показания свидетелей последовательны и непротиворечивы».

Истец Диарова Е.: «Прошу суд взыскать с Кабанова 1.610.000 тенге за моральный и материальный ущерб».

Подсудимый Кабанов Е.: «Меня уволили, я был на больничном, приказа об увольнении не получал. Диарова легла на пол в фойе 8.06.09 как будто сыграла обморок. Я записал ее на диктофон».

http://camonitor.com/archives/59

Свидетель С. Владимир, ученик 28 лицея им. Маншук Маметовой: «Я пришел на занятия, играл в шахматы с преподавателем. Вдруг вышла женщина и, упершись в стену рукой, стала ложиться на пол. Такого я никогда не видел. Она была как пьяная».

Представитель Диаровой Каторча С.Ф.: «А ты что часто видел пьяных женщин?»

Свидетель Жестовская Т.: «Я привела сына на занятия, разговаривала с мужчиной. Вдруг из кабинета вышла женщина и легла на пол. Она была, по-моему, пьяная».

Свидетель Некрасова Ю.:«Я подъехала к ДШ№2, чтобы решить вопрос с ремонтом кабинета. Стояла на крыльце и в окно видела, как директор отчитывает педагога, потом она вышла из кабинета и легла на пол, я видела это в проем двери».

Свидетель Утеулиев Н.: «Я пришел утром в дом школьников, чтобы спросить, какие там есть кружки. У меня сын хотел научиться танцам и шахматам. Но когда увидел, что пьяные педагоги падают на пол, то ушел. Что это за школа такая, где педагоги пьяные валяются?»

Судья Ашкеева Р.Н.: «А у вас не было желания помочь этой женщине?»

Диарова: «Ваша Честь, у меня на алкоголь аллергия, и весь город знает об этом!»

Представитель ответчика Тогусов А.А.: «А вот вы проверяете педагога, а с инвентарем помогаете?»

Свидетель Мусаева М.: «Зачем, педагог сам должен организовать кружок. Родители должны купить детям и приносить на занятия шахматы и другие принадлежности сами, мы просто проверяем: сколько у него детей».

Адвокат: «А характеристику можете дать Кабанову?»

Мусаева М.: «Кабанов ходил с диктофоном, нас записывал, а записи монтировал и передавал высшему руководству. Мы его уволили».

http://yadi.sk/d/l17BS6vvNnbQP

Представитель Диаровой Каторча С.: «У нас ходатайство, просим провести Кабанову судебно-психиатрическую экспертизу, он больной».

Защитник Тогусов А.А.: «Кабанову на основной работе повысили профессиональную квалификацию, вы не в курсе? Вот копия приказа».

http://yadi.sk/d/mI1DgtEWNnYNc

Защитник Тогусов А.А.: «У меня вопрос к Юсуповой. В первоначальной объяснительной в РУВД она пишет: «Кабанов ударил». Тоже самое пишет и Мусаева. Но то, что Кабанов пнул — не написано, а здесь они говорят, что пнул! Это что они не помнят, что писали раньше или выдумывают здесь на ходу, что были еще и пинки?».

Ашкеева: «Юсупова отвечайте! Почему здесь вы говорите по-другому?»

Юсупова, краснея: «Он пнул, но это же удар, ногой…»

http://yadi.sk/d/HfdvkurNNfq2Y

Тогусов: «Свидетели лгут!»

Судья Ашкеева Р.Н.: «А не хотите на мировую, Борис Абрамович?»

Адвокат защиты Шостак Б.А.: «Мы согласны, Кабанова мы уговорим, если надо заставим. Даирова грузная дама, визуально весит более 70 кг? Как можно… тут написано: «ее схватить за ноги и поднять, а затем бросить на кафельный пол»? Кабанов спортсмен, но шахматист и развит больше умственно, чем физически».

Истец Диарова: «Я согласна на мировую, только пускай Кабанов признает свою вину, а также свои заявления клеветой! Он меня избил, я получила телесные повреждения».

Шостак: «На это я не могу пойти и советовать тоже».

Судья Ашкеева: «Кабанов, как Диарова оказалась на полу? И откуда взялись ведьмы с трупами?»

http://camonitor.com/archives/83

Подсудимый Кабанов: «Знаете, Ваша честь… тут без пол литра не разберешься! Я толкал дверь, меня держала Кувалдина, схватилась за дверь, и своей тушей преградила мне путь! Это хулиганство. Я боролся с Кувалдиной за право выхода, с силой открыл дверь и вышел, отодвинув Кувалдину вместе с дверью, а следом вышла Диарова и завалилась в коридоре, имитируя обморок».

Представитель Диаровой Каторча С.: «Вы слышали, он ее вытолкнул! Прошу направить дело на доследование по статье «хулиганство».

Судья Ашкеева: «Скорую помощь вызывали?»

Свидетели Кувалдина и Мусаева: «Нет, нам запретила директор!»

Истец Диарова: «Ваша Честь, я не хотела позориться! К тому же упала и находилась без сознания! Но на следующий день обратилась в РУВД с заявлением».

Судья Ашкеева Р.Н. «Дело направляется на доследование».

http://yadi.sk/d/FiRm8Z5LNWinx

Правила внутреннего распорядка ДШ№2: «Администрация дома школьников обязана обеспечить здоровые и безопасные условия труда, способствовать деловой, творческой…»

Устав ДШ: «Дом школьников является имуществом управления образования».

http://yadi.sk/d/h4gEt0zfLXoW6

Шостаку, моему адвокату, не дали и рта раскрыть. Балтабаев оскорблял его последними словами за мое отсутствие на заседаниях, которые откладывали. На суде и в апелляционных жалобах он уверенно называл Диарову «Даировой» принципиально, эту моду перенял так же и новый адвокат Диаровой Тазутдинов Б.
Но Диарова радовалась ожидаемым победам, несмотря на всю очевидность и кошмарную абсурдность нашей действительности, которую не покажут по телевидению так подробно.
Я видел настрой судьи и пропал. Балтабай объявил меня в розыск. Участковый вместе с помощником караулили меня каждый день, а помощник буквально поселился на лестничной площадке у моей двери, спал в машине. После того, как розыск был снят, участковый мне объяснил, что Балтабай был очень заинтересован меня найти. Даже случайно встретив судью Балтабаева в местном ресторане участковый получил от него нагоняй. Но все равно характеристику мне дал положительную.

https://yadi.sk/i/Z4vl0PTve6bSG

Диарова в новом суде представила нового свидетеля Гатцук Ингу Олеговну, родительницу. Интересны обращения на сайт акиму (руководителю) Алмалинского района в мае месяце 2009г. Пользователь «Инга Олеговна» просит не отдавать дом школьников, а то детям негде будет учиться.

http://yadi.sk/d/K5Uv3TMzMsgsw

Откуда дует ветер? То же самое утверждала и другая свидетель Попович Томара Кузьминична, она вышла на сцену еще у Ашкеевой. Занятно ее интервью в статье «Скажи нам правду, атаман» в газете «Время» тоже майской, 2009г., где тоже просит не отдавать дом школьников. Кого только они все просят? Наверное, акимат, который хотел или не хотел отдать ДШ№2? Кому придет на ум отбирать дом правительства без ведома самого правительства? Что-то здесь нечисто и зачем эти слухи, инициаторами которых стали Сейдуманов и Диарова, а также Савостина с атаманом Чесноковым. В этой компании случайно ли оказались директор образования Шимашева Р.С. с заместителями. В августе 2009 на заседание судьи Ашкеевой Р.Н. Диарова принесла газету «Казачий курьер», где была статья, в которой казачий атаман Захаров Ю.Ф. напечатал наши с Некрасовой Ю. заявления. Мы просили Захарова помочь разобраться в этом деле, а больше некому. Полиция, прокуроры, профсоюз будут разбираться? Захаров Ю.Ф. дал денег для адвоката, звонил ему, просил не бросать это дело. Хотя мы и проиграли, с воровской системой нельзя бороться законными методами, но зато наделали много шума.
С Некрасовой мы вместе работали в старом грязном и разваливающемся бараке, который назывался Медеуский дом школьников №5, но после статьи его быстро отремонтировали и причем капитально. В статье «Курьера» четко расставлены роли всего этого спектакля, раскрыт секрет полишинеля всего образования, что не помешало Диаровой Е. подать еще один иск (гражданский) в защиту своей чести, достоинства. Дом школьников «получил оплеуху» по деловой репутации. Ответчиками были (понятно почему) Кабанов Е. и Некрасова Ю. Аппетиты разыгрались. Диарова Е.А. заявила, что ее честь и «совесть нашей эпохи» пострадали, и потребовала 1.000.000 тенге для восстановления утраченного морального равновесия. Защищать Диарову в этом деле взялся профсоюз учителей «Устаз» в лице некоего Бакаева В., который самоотверженно отстаивал сторону Диаровой Е. в судах. Печати «Устаз» стояли даже на апелляционных жалобах.

http://yadi.sk/d/MC2F8gUMML74z

Представитель ответчиков Покусов В.В.: «Кабанов был уволен из дома школьников №2, находясь на больничном, приказ об увольнении ему не вручался, что противоречит статье закона. Законодатель не дурак, он знает, как составить правильно. Приказ должен быть выслан заказным письмом в трехдневный срок после увольнения. Но странно раньше срок по трудовым спорам составлял три года, теперь три месяца. Согласен на мировую. Если купить лекарств на 27 тысяч, то какая же печень будет?».

Ответчик Кабанов Е.: «В Медеуском ДШ№5, на основной работе я был уже в отпуске, но в Алмалинском ДШ№2 мне отпуск не назначили, заставили работать из-за ремонта».

Ответчик Некрасова Ю.: «Ремонт я помогала делать в классе, красила батареи».

Истец Диарова Е.: «Прошу взыскать с ответчиков по 500.000 и в пользу школы 250.000. Меня проверки замучили».

Свидетель Кувалдина Е.: «Ваша Честь, Кабанов сказал, что у меня диплом купленный, денег я не брала, я из хорошей семьи. Мой папа был военный. Накажите Кабанова и Некрасову!»

Свидетель Боранбаева: «Ваша Честь, я из хорошей семьи, мой папа был военный, денег я никаких не брала…»

Свидетель Сидоренко Н. директор дома школьников №5 Медеуского района г.Алматы: «Кабанов у нас тоже уволен, он злостный прогульщик! К тому же круглый год ездит на велосипеде, вот письмо от наших педагогов, родителей, все подписали, можете убедиться!»
Судья Садыков Т.К.: «Диарова, на мировую согласна? Нет?»

Диарова: «Ваша Честь, я потратилась на адвоката, мне нужны деньги! Я не согласна!»

Городской суд: «Постановление судьи Ашкеевой Р. отменить. Направить дело снова в районный суд на новое рассмотрение».

Истец Диарова: «У нас на окнах светоотражающая пленка наклеена и с улицы ничего не видно. Вот фотографии».

Судья Балтабаев, ново назначенный, на выездном заседании в ДШ№2 спрашивает у уборщицы Никулиной Т.: «Вы не подскажете нам, была ли пленка на окне 8.06.09? Нам надо проверить показания Некрасовой Ю.»

Свидетель Попович Т.К.: «Да, вот этот… как закричит, что он потомственный поп, что вот эта… директор – ведьма, трупы закапывает, потом этот… как выскочит, как набросится на директора. А директор, эта несчастная женщина… упала вдоль стены, поперек коридора. А этот перепрыгнул через директора и убежал. Посмотрите, он же хулиган, и фамилия у него подходящая!»

Адвокат Шостак Б.И.: «Попович, посмотрите лучше на свою фамилию!»

Свидетель Гатцук И.О.: «Он толкнул ее, и она упала…, - повернувшись к подсудимому,- Как вы могли!?? – с просьбой к судье, - Можно мне идти, мне надо сына забрать со школы? Спасибо!»

Адвокат Шостак Б.И.: «Кабанова следует оправдать, показания всех свидетелей со стороны обвинения недостоверны и противоречивы».

Защитник Тогусов А.А.: «Кабанов выступил против поборов в школе и на него завели уголовное дело. Позор всему образованию. Кабанов вынес сор из избы».

Защитник Мэлс Елеусизов: «Некрасова видела все в окно, время было летнее и окна должны были быть открыты. Я сам читал стенограмму записи Кабанова, лично звонил и разговаривал с каждым педагогом и знаю все про Диарову, это аферистка, и такие директора не должны руководить, тем более это школа, здесь дети. Я это дело так не оставлю».

Мусаева М.: «Это давление на суд!»

Адвокат Тазутдинов Б.: «Я видел Кабанова и Некрасову вместе, на красных велосипедах они ехали по улице в красных спортивных костюмах. На окнах наклеена светоотражающая пленка».

Судья Балтабаев: «Показания свидетеля Некрасовой исключены, как недостоверные».

В перерыве между заседаниями ново назначенного судьи я вместе с Елеуизовым М. Х., общественным защитником, поехали в школу №28 за мальчиком, главным свидетелем, но директор Линчевская Т.А., завуч школы, встали перед нами грудью: «Вову не пустим! Вова иди на уроки!». Так и не пустили. Он хотел ехать и не мог понять, почему нельзя сказать правду? Трудно смотреть на жизнь, зная, что справедливость не восторжествовала. Мэлс Хамзаевич еще долго разговаривал с ними на повышенных тонах, система образования себя хорошо защитила в этот раз, но дала трещину. Теперь система затрещит и разойдется по швам. На моих свидетелей, что выступали у Ашкеевой, давили и под разными предлогами они отказались снова приходить в суд. Некоторые родители жаловались, что к ним звонила директор школы и просила их, чтобы они меня не поддерживали.

https://yadi.sk/i/IxcGFNFOa8Deo

Приговор Именем Республики Казахстан, судья Балтабаев А.К.: «Кабанова признать виновным по ст.105 Уголовного Кодекса, в нанесении легких телесных повреждений и назначить ему наказание 200 часов общественных работ и 210.000 тенге штраф г-же Диаровой Е. за моральный и материальный ущерб и за услуги адвоката. Ведь скоро 8 марта, женский день, а у меня рука легкая, хе-хе! Обжаловать можно в 15-и дневный…»

http://camonitor.com/archives/549

После приговора я по совету Покусова В.В. обратился с иском о восстановлении на работе в дом школьников №2, чего Шостак, опытный адвокат, в прошлом председатель городского суда, отказался делать категорически, когда срок еще позволял, говорил, что я хуже сделаю. Шостак много чего не сделал: не просил приобщить показания моих свидетелей, ранее озвученные у судьи Ашкеевой, вел версию о том, что я толкнул Диарову по неосторожности. Жаловался, как он пострадал от Балтабая, неграмотного судьи, который не стеснялся в выражениях, мол, его никто так не оскорблял в жизни. И он не верил, что я невиновен или так ему было удобней. Что на уме у адвоката разве узнаешь.
Покусов В.В. составил иск сам на скорую руку. В гражданском суде я снова встретился с Диаровой и знакомыми уже свидетелями Мусаевой, Кувалдиной, Боранбаевой и Юсуповой, к тому же их пришли поддержать педагоги ДШ в приказном порядке, кто-то пришел этот цирк посмотреть. Я с ними и раньше здесь встречался, они подавали иск о «чести и достоинстве», но по совету Шостак Б. я подал заявление к тому же Садыкову, что в это время шел уголовный процесс по 105-й статье, которую мне уверенно шили. И Садыков оставил иск «Диаровой и Ко» без рассмотрения, пока не разрешится уголовное дело. Педагоги шумели, заполнив зал заседания.
Теперь Диарова возобновила судебное производство о своей попранной чести. Судья Садыков объединил два иска: мой иск о восстановлении на работе и иск от коллектива дома школьников ко мне, в одно производство. Позднее они подали дополнение, что именно Диарова является истцом. Судья, увидав на очередном заседании кандидата в президенты, Мэлса Елеусизова, не мог понять к чему весь этот спектакль, несколько раз спрашивал про мой приговор, отменила ли его верховная инстанция? Это был ключевой момент за весь процесс. Покусову В.В. была нужна мировая любой ценой, чтобы исполнители за мной не ходили, есть у них в законе такой пункт о мировой, когда исполнительное дело прекращается за примирением сторон. Другим условием мировой был пункт, по которому эта вся история остается в материалах дела и общественность о ней ничего не узнает. Но мировой не суждено было состояться. Это произошло на следующем заседании, а Покусов уже уехал в отпуск с семьей, наступило лето, время отпусков. Садыков, требуя доказательств, откладывал очередное заседание, пока я не нашел себе юриста и дополнительного свидетеля, который бы подтвердил факты поборов и ремонтов в доме школьников №2. Но их как будто след простыл. Долго я искал человека. Пытался найти хоть одного лояльного педагога, разговаривал, искал тех, кто уволился из ДШ№2 и теперь работал в других школах. Все относились с пониманием, сочувствием, но, в конце концов, отказывались. Где найти в наше время человека, честного и принципиального???!!! Но к моему великому счастью такой человек нашелся. Педагог по вокалу, студент консерватории Костин А.И. Это было как-то совсем уже невероятно, я его нашел летом через случайного знакомого, которого встретил возле пустой консерватории. Для «Диаровой и Ко» это обстоятельство стало неожиданной причиной шока в суде.

Представитель ответчиков Мазуров А.: «Ваша честь, мы готовы представить свидетеля!»

Диарова: «Мы — против! Костин у нас работал всего полгода, и он заинтересован…»

Судья Садыков: «Костин, расскажите, как вы работали в доме школьников…»

Свидетель Костин А.И.: «Я работал в ДШ№2 Алмалинского района г. Алматы преподавателем по вокалу. Бухгалтер собирала с меня 10% от зарплаты. Заставили делать ремонт в кабинете, я не выдержал и уволился. На субботниках заставляли таскать тяжелые тележки».

Свидетель Юсупова: «Что ты врешь!»

Представитель Мазуров А.: «Свидетель вы можете повторить, что вы сказали?»
Костин: «Да, конечно! Бухгалтер Юсупова собирала с меня деньги ежемесячно, где-то 10% от зарплаты. Я приносил ей в кабинет. Юсупова брала, вот она! Мне пришлось из-за таких порядков уволиться»

Представитель ответчиков Мазуров А.: «Ваша честь, у меня вопрос к свидетелям: «Скажите, а вы имели право подписывать акты об увольнении Кабанова, тут стоят ваши подписи?»

Свидетели Кувалдина, Мусаева, Юсупова, Боранбаева: «Конечно, мы же администрация дома школьников, кроме нас и педагоги подписывали»

Представитель ответчиков Мазуров А.: «Вы все подчиненные директора?»

Свидетели Кувалдина, Мусаева, Юсупова, Боранбаева: «Да!»

Представитель ответчиков Мазуров А.: «Ваша честь у меня вопросов больше нет».

Кабанов: «Требую восстановить меня на работе».

Представитель Диаровой Бакаев В. в заключительном слове: «Кабанов и Некрасова подписывали жалобы в разные организации, что в Доме школьников идут поборы с преподавателей руководством ДШ№2, их заставляют делать ремонт в кабинетах за свой счет, но многочисленные проверки из финпола, прокуратуры и соцзащиты не выявили никаких нарушений. Просим Кабанову отказать в исковых требованиях, а Диаровой удовлетворить».

Судья Садыков Т.К.: «В удовлетворении исковых требований сторон отказать».

http://yadi.sk/d/TgEBMRLaNX9ez

Замечания на протокол Диаровой Е.А.: «Ваша Честь, я прошу внести изменения в протокол, там ошибка! Вы и уважаемый прокурор сказали, что Кабанову отказать, а мне удовлетворить! Но в протоколе это не отражено! Так же не указано, что это именно я собирала эти деньги, Костин показал на Юсупову! Но в решении написано: «Диарова».

Судья Садыков: «Но ведь суд пришел к выводу, что Юсупова собирала для вас! А насчет реплики прокурора, кроме него и меня на процессе присутствовали свидетели. Свидетели, неужели прокурор сказал, что Диаровой удовлетворить?»

Свидетели Кувалдина, Мусаева, Юсупова, Боранбаева, Сидоренко: «Да, Ваша Честь! Так и сказал!»

Судья Садыков: «А в каком размере прокурор вам удовлетворил?»

Диарова: «Он этого не сказал!»

Садыков обратился к прокурору Тилеповой А.: «Когда прокурор просит удовлетворить, то говорит сумму… например, миллион тенге или 1 тенге…»

Диарова: «Но прокурор ничего не сказал!»

Свидетели Кувалдина, Мусаева, Юсупова, Боранбаева, Сидоренко: «Не сказал, Ваша Честь!»

Судья Садыков: «Некрасова, вы слышали реплику прокурора?»

Ответчик Некрасова: «Не слышали».

Садыков: «Замечания на протокол отклонены!»

https://yadi.sk/i/AQgyAwlza8EZH

К свидетелю Костину А.И. Диарова приехала вместе с еще одним директором Сидоренко Н.Р., которая тоже выступала в суде свидетелем на стороне Диаровой. Все шло по одному сценарию: в этот раз Диарова угрожала Костину сразу после районного суда, чтобы тот отказался от показаний, а Сидоренко предлагала ему устроить к себе на любую работу. Но Костин А.И. решительно заявил им, что в государственных учреждениях не работает из принципа, и написал заявление в прокуратуру, по факту угроз в его адрес.

https://yadi.sk/i/O8obJP58e8Xdd

03.11.11 в газете «Правда Казахстана» №38 (455) вышла статья «Бездействие вызывает возмущение», в подзаголовке которой «Далеко не школьные дела» говорится о двух директорах домов школьников №2 Диаровой Е.А. и №5 Сидоренко Н.Р.

https://yadi.sk/i/JDpI-DFea8ByM

Меня не устраивала мировая по-судейски Садыкова Т.К., который к тому же заявление Костина А. о противоправных действиях руководства ДШ№2 не направил в прокуратуру с представлением об устранении нарушений законности.
Чтобы подготовить документы к апелляции я обратился к Искаковой С.К., директору ДШ№3, чтобы она подтвердила мое присутствие на соревнованиях по шахматам, которые проводились у них регулярно, к тому же у меня имелись грамоты с печатями и подписью Искаковой. Это мне бы помогло, ведь те дни, что Кувалдина, Мусаева, Юсупова мне заактировали как прогул, я со своими учениками был на соревнованиях, к тому же тренер ДШ№3 Ирина Леонидовна дала свое письмо в мою поддержку. Но Искакова С.К. мне отказалась помогать и заявила, что подписи де на грамотах не ее, похожи, но не ее! После того, как Садыков отказал мне по срокам в восстановлении на работе в ДШ№2, а апелляционная коллегия в лице прокурора Ерекеновой и судьи Карабаевой получили письмо от директора дома школьников №3 Искаковой С.Е. в поддержку Диаровой и тоже отказали.

https://yadi.sk/i/4H3hbUFea8FTK

Карабаева и Ерекенова нашли, долго рылись в законах, что надо было еще приказ об увольнении признать незаконным, а без этого восстановления на работе быть не может, хотя это чистой воды бюрократия, но мне пришлось снова подавать в тот же суд на отмену приказа об увольнении. Он длился еще три месяца. Свидетель со стороны Диаровой г-жа Сидоренко, оказалось, перепутав больничные на заседании у Садыкова, забрала нужный для меня документ, на который прокурор обратил особое внимание. Через большой скандал в поликлинике я смог взять дубликат этого больничного и на последнем заседании предъявил его судье Тлеубаеву, но прокурор на этом заседании не присутствовал, он появился после, чтобы перед оглашением сказать свое мнение, в котором еще раз напомнил, что больничный я так и не представил. Мне снова было отказано. Диарова, чтобы увеличить свое наслаждение, пригласила на оглашение исполнителей, которые хотели меня забрать в административный суд. С ними я уехал из суда. Параллельно я подал на отмену приказа об увольнении в ДШ№5 Сидоренко Нино Рафаэловны.
Медеуский судья Манапов Е. отменил приказ №10 директора Сидоренко о моем увольнении. На самом процессе помощник Медеуского прокурора Шаймардан поддержал это решение и просил еще взыскать в мою пользу 500 тысяч морального вреда с Сидоренко. Представитель ДШ№5 Прицкер Е. вовремя подготовил апелляционную жалобу. И прокурор Медеуского р-на Муканов Г. вдруг решил подать прокурорский протест на решение Манапова, хотя его помощник наоборот выступал в мою пользу. Странности на этом не закончились.
Апелляционный судья Барнева Т., опытный специалист по трудовым делам, решила поддержать первое решение, а протест прокурора оставить без удовлетворения. Мы с представителем ждали у входа в зал 8 часов, судей увольняли, и Барнева Т. была загружена делами. Прокурор Горохов уже ушел домой, заседание отложили на следующий день. Это был День Георгия Победоносца, а накануне мы провели несанкционированный митинг у здания горсуда. Это была неожиданная победа! Сидоренко ревела крокодильими слезами, спрашивала про 500 тысяч, нужно ли ей теперь их платить. Мой представитель Рукин Владимир Георгиевич ее успокаивал. В кассации прокурор уже выступил на моей стороне.

http://www.zonakz.net/blogs/user/istinnyj_pravovernyj/28591.html

Целый год директор ДШ№5 Сидоренко не торопилась платить и тем более устраивать меня обратно. Для этого ей надо было издать приказ о восстановлении меня на работе, но у неё появилась отмазка, что восстановление я не просил в иске, а только отмену приказа об увольнении, что по сути одно и то же. Я писал в департамент по исполнению судебных актов, но исполнители мне отвечали, что приказ об увольнении Сидоренко отменила, решение исполнено.
Я подал иск о восстановлении в ДШ№5 через месяц после вступления в силу решения Манапова. Иск приходит снова к нему. ДШ подает иск о вновь открывшихся обстоятельствах, Шимашева Р. спешит мне ответить, что на мое обращение от такого-то числа ДШ подал иск, но между строк — это та причина, по которой меня до сих пор не восстановили.
Прицкер с юристами где-то достали письма из Минздрава, что справки и больничные мои какие-то не такие, хотя справки в суде подтвердил сам врач, которого специально вызывали свидетелем, а все больничные были в учетных книгах.
Манапов отказал им с тем, что эти письма из Минздрава были получены вне судебного процесса и не являются доказательствами, к тому же они были заявлены ранее, на стадии кассационного обжалования отмены приказа.
Все доказательства оценивает судья и решает, а стороны просят сделать запрос соответствующим ходатайством. Но Прицкер этого не сделал.
В то же время Манапов дал мне понять, что удовлетворять мой иск о восстановлении сейчас не будет, сообщив, что я уже восстановлен первым решением. Его слова я записал на диктофон, но забирать иск не стал. Слова судьи, даже записанные на диктофон не имеют печати и подписи.
На предпоследнем заседании, которое все считали уже последним, Манапов ушел в совещательную комнату и пробыл в ней 5 часов. Видать у него что-то не срасталось, и он объявил последнее заседание на следующий день. Зачем, я понял потом.
Оказывается, для правдоподобной картины ему не хватало одного заявления!
Чтобы судья мог мне отказать по закону, представитель ДШ№5 Прицкер Е. должен был подать заявление о пропуске мной срока давности на восстановление (3 месяца). Решение Манапова к тому времени не вступило в силу и находилось в апелляции у Барневой. Прицкер взял нашу позицию, что по закону решение о восстановлении на работе исполняется мгновенно, не дожидаясь вступления в силу, признав, что Сидоренко нарушила трудовое законодательство.
Судья сам выписывает исполнительный лист и направляет по месту работы. Манапов этого не сделал.
Мы хотели ткнуть Манапова в его же просчёт. Но судьи не признают свои ошибки. Абсурдное заявление о пропуске мной срока давности сразу было поддержано прокурором Джумабаевой, как и предыдущее о вновь открывшихся обстоятельствах. Джумабаева с первого заседания вела дело в пользу Сидоренко. Манапов мне отказал в восстановлении.
В итоге я имел два противоречивых решения Манапова: об отмене приказа об увольнении и об отказе в восстановлении на работ